Певица и актриса Нора Джонс

Просто будь собой», вот что сказал Вонг Кар-Вай певице Норе Джонс, приглашая ее на главную роль в своем фильме, к которому можно несколько раз применить слово «впервые». Впервые Кар-Вай снимал в США, впервые — с американскими и европейскими звездами, впервые — за несколько недель, без своего бессменного оператора Кристофера Дойла и с джазовой певицей в главной роли. 30 миллионов копий — вот суммарный тираж трех альбомов Норы Джонс, последний из которых, Not Too Late, не так давно поступил в продажу.

Нора Джонс продала больше альбомов, чем какая-либо другая певица этого десятилетия, а ведь ей всего 27 лет и она вовсе не дива поп-сцены. Она дива джаза, именно поэтому и понадобилась Вонг Кар-Ваю, чтобы снять фильм-блюз с завораживающим названием «Мои черничные ночи». Слава нашла Нору Джонс в 2003 году на церемонии Grammy Awards: за свой дебютный альбом Come Away With Me она была номинирована на восемь наград — все восемь и отхватила. Именно тогда многие из нас впервые увидели маленькую хрупкую девушку, скрывавшуюся за соблазнительным голосом, — ей было всего 23. Странно, но Нора не слишком обрадовалась своему успеху. «У меня такое чувство, — говорила она, — как будто я пришла на чужой день рождения и съела весь праздничный пирог, не оставив никому ни кусочка». Признаться, поедание пирогов — это как раз то, чем ей и в самом деле пришлось заняться, снимаясь в блюзе Вонга Кар-Вая, действие которого происходит на просторах Дикого Запада, в салунах и барах. В одном из них, залитом неоном нью-йоркском баре с русским названием «Ключ» (кириллица завораживает Кар-Вая, как нас иероглифы), заедая горечь ушедшей любви приторным пирогом с черникой, героиня Норы Джонс знакомится с тем, с кем у нее случится «химия», героем Джуда Лоу. Пирогов каждый день по заказу Кар-Вая пекли штук пять-шесть. Хрупкая дочь легендарного ситариста Рави Шанкара и танцовщицы Сью Джонс, регулярно занимающаяся йогой, пирогов обычно не ест, да и нам не советует. По ее настоятельной просьбе в рецепт приготовления (в картине особо подчеркивается его непопулярность) были внесены радикальные изменения — в тесто перестали класть сахар. Нора героически съедала все положенные пироги, а в награду Кар-Вай придумал сцену, где уставшая героиня Джонс засыпает, склонив голову на барную стойку, и ее нежно целует Джуд Лоу.

Эпизод Кар-Вай снимал, как водится, несколько дней. Нора говорит, что, выходя на площадку с Джудом Лоу, она очень рассчитывала на его дружелюбие и понима ние, но Джуд превзошел все ее ожидания: «В самый первый день, когда я и рта не могла открыть от ужаса и моментально забыла весь наш диалог, Джуд оказал мне просто неоценимую поддержку. Он вовсе не сноб, хотя, глядя на него со стороны, догадаться об этом сложно». Нора признается, что она, прежде чем получила свою первую главную роль, была не очень близко знакома с кино: обычная зрительница без особенных предпочтений, не утруждающая себя запоминанием имен режиссеров и актеров.

«Вы не поверите, — улыбается она, — я не видела ни одного фильма Кар-Вая, пока не получила от него предложения сняться. После того как мне позвонили от его имени, я, конечно, бросилась смотреть “Любовное настроение”. Сказать, что мне понравился этот фильм, ничего не сказать: я просто влюбилась. И с нетерпением стала ждать встречи с Кар-Ваем. Он уникален. Теперь-то я знаю, что так, как он, в кино не работает никто. Он требует от актеров почувствовать то, что чувствуют их персонажи. Полагаю, для меня это был лучший способ войти в неизвестный мне мир кино. Может быть, единственно возможный». Первая ее встреча с Кар-Ваем была короткой. Даже ради Норы маэстро не снял своих знаменитых темных очков, а просто поинтересовался, не желает ли певица попробовать себя в кино. Нора слегка замялась и сообщила, что, снимаясь в клипах, чувствует дискомфорт перед камерой. Кар-Вай не стал ее слушать. «Вы прирожденная актриса», — сказал он. Проб, разумеется, не было. Брать уроки актерского мастерства категорически запретил. Сценарий читать не давал. Если актеры читают сценарий, справедливо полагает Кар-Вай, они наперед знают, что случится с их персонажами, и принимаются строить концепции, которые способны только помешать. Вся история отношений героев Норы и Джуда снималась в строго хронологическом порядке.

«Помню, как мы снимали сцену, в которой Нора возвращается в бар за ключом, после чего она и Джуд курят на улице, — рассказывал мне КарВай. — После того как они отыграли весь текст, я просто попросил их покурить вместе. Но камеру не остановил. Мне хотелось понаблюдать за их взаимодействием, реакциями друг на друга. Когда мы закончили, я уже понимал, что эта пара сработается, между ними установились отношения, за которыми мне самому как зрителю было очень интересно наблюдать. Было очевидно, что между ними что-то происходит». К совместной работе с непрофессиональной актрисой Джуд Лоу отнесся без тени унизительной снисходительности. «С самого начала мне было понятно, что Нора не нуждается ни в моем покровительстве, ни в моих уроках актерского мастерства, — рассказывал он мне в Венеции. — Она очень понятлива и умна. Для меня самого каждый день на съемках у Вонга был целой наукой. Как остаться самим собой, быть убедительным и выполнить все пожелания режиссера?» Нора помогла Кар-Ваю отобрать песни для саундтрека, но ее собственные песни для картины не потребовались. Впрочем, именно во время съемок «Черничных ночей» она начала работу над своим третьим диском Not Too Late. Для этого альбома Нора написала все песни и говорит, что они более честные, личные и острые, чем все предыдущие: «В альбоме присутствует небольшая игривость, но много и того, что позволяет назвать его мрачноватым. И это вовсе не потому, что я мрачный человек, просто вокруг происходят не слишком веселые вещи». Одна из песен, My Dear Country, была написана два года назад, за день до выборов, на которых победил Джордж Буш. Кинуть в Буша камень — похоже, это именно то, что должен сделать любой американец, если он не хочет выделяться из толпы. Четыре года назад с Бушем разругались победители нынешней Grammy — кантри-группа Dixie Chicks, состоящая из трех девушек. Во время лондонского концерта одна из них, солистка Натали Мейнс, заявила со сцены, что ей стыдно за то, что она, как и Буш, родом из Техаса. Может быть,

Нора Джонс вдохновилась ее примером? «Нет, — задумчиво говорит она, — для меня это очень личная песня. Это песня о сомнениях и разочарованиях, и я думаю, это именно те чувства, которые возникают у множества людей в последние годы». Как Натали Мейнс и президент США, она родом из Техаса, ну или почти родом: родившись в Бруклине, она выросла в Техасе. Когда-то детство было для Гетали Норы Джонс Шанкар, в 16 лет оставившей в своем длинном имени только американские составляющие, запретной темой. «Вы знаете, если ваш отец знаменит на весь мир, но с вами общаться не желает, вряд ли это та тема, которую вам захочется обсуждать со всем миром», — говорит она сегодня. Ее родители никогда не были женаты. По словам Норы, их отношения были весьма непростыми и закончились, когда она была совсем маленькой. До того как ей исполнилось девять лет, Нора изредка виделась со своим отцом, потом контакт прекратился, и только когда ей исполнилось 18, Нора разыскала отца, жившего в Калифорнии со своей женой и второй дочерью. Хотела ли она услышать извинения? «Да, — говорит Нора, — конечно, я хотела их услышать».

Сегодня многое изменилось к лучшему, у Норы установились с отцом отношения, которые она сама называет близкими, но, наполовину индианка, она по-прежнему не склонна считать, что имеет отношение к индийской культуре. «Я выросла в Техасе вместе с моей белой матерью, — категорично заявляет она, — я девушка из Техаса. Ну и из Нью-Йорка, конечно». Забавно, что, переехав в 20 лет в Гринвич-Виллидж, она поселилась не где-нибудь, а на маленькой улице под названием Jones Street. К тому моменту она уже окончила далласскую школу искусств и занималась тем, что пела джазовые стандарты в маленьких ньюйоркских клубах. Там и нашло ее счастье: один из сотрудников компании Blue Note Records случайно оказался на ее выступлении. Контракт на первый альбом был подписан. Нора говорит, что в лучшем случае рассчитывала на то, что альбом разойдется тиражом в 10 тысяч экземпляров. Продалось более 20 миллионов копий. Бесспорная звезда, она не ведет звездного образа жизни и никак не поддерживает ажиотажа вокруг своей персоны, не надевает смелых платьев, о которых назавтра напишут все таблоиды и гламурные журналы, и не считает, что для того, чтобы заниматься музыкой, нужно быть «секси».

Она с легкостью признается, что одно из ее любимых занятий — поиграть в бильярд в клубе неподалеку от дома. «Пара пива, и я отличный игрок», — смеется Нора. Картина Кар-Вая пока остается единственным пунктом ее фильмографии. Повторить опыт съемок она в общем не против, но теперь планка ее ожиданий поднята слишком высоко. Режиссер, который рискнет пригласить Нору Джонс, должен быть как Кар-Вай — уникальным в своем роде. «В музыке я полностью контролирую ситуацию, чего не скажешь о кино — там я лишь винтик в руках режиссера. Поэтому для меня очень важно чувствовать доверие к человеку, частью мира которого я вдруг стала. В конце концов мне даже понравилось, что не нужно ни за что отвечать: можно смело перевалить всю ответственность на плечи КарВая», — смеется она. Когда Нора оканчивала колледж, она хотела только одного — переехать из Далласа в Нью-Йорк и петь там в джазовых клубах. «Все, что произошло со мной потом, — говорит она, — это какой-то безумный сон, которым я живу вот уже пять лет. Надеюсь, что он не оборвется на самом интересном месте».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.